Налог на страх: что делать, если вас шантажирует инспекция

О том, как компаниям вести себя в ответ на запугивание со стороны налоговых органов.


Встреча с инспекцией

В последнее время среди налоговых органов стал очень популярен «риск-ориентированный подход» - это когда проверки назначаются не у всех налогоплательщиков, а только у тех, чьи сделки имеют признаки налогового риска. Итог – проверка 99% компаний, у которых есть риски.

При этом, самый распространенный на сегодня способ работы с налогоплательщиками — не предусмотренная НК кулуарная беседа в налоговой инспекции, когда чиновники предложат вам доплатить налоги по сделкам с фирмами-однодневкамии при том, что  вина только подозревается. Иначе, вас ждет выездная проверка, доначисления по налогам, пени и штрафы, а материалы проверки направятся в Следственный комитет РФ для возбуждения уголовного дела.

Такие беседы не закрепляются документально: вам не дадут подписанных протоколов, да  и учтите: практика имеет скрытый характер, а, следовательно, негативных судебных оценок у нее нет.

Почему это работает

1. Страх плательщика предстоящей налоговой проверки.

Любая налоговая проверка почти всегда имеет негативные последствия, а размер финансовых потерь невозможно предугадать.

Причины: отсутствие надежной защиты своих прав и судебной поддержки, о чем наглядно показывает судебная статистика (за последние годы доля побед налогоплательщиков в спорах по необоснованной налоговой выгоде упала с 75 до 25%).

2. Страх плательщика уголовных преследований за налоговые преступления.

За пять лет количество уголовных дел за уклонение от уплаты налогов выросло в 2,5 раза.

Взвесив свои риски, плательщик зачастую идет на сделку с чиновником и без всяких оснований отказывается от налогового учета затрат и от льгот и вычетов на требуемую инспектором сумму. По сути, он доплачивает налоги за правонарушения других плательщиков. Такой принцип круговой поруки утвердился в налоговой практике и поддерживается судами.

Этот «налог на страх» приводит к неосновательному обогащению государства. Он деморализует бизнес, разрушая экономику страны, и раскручивает инфляцию, поскольку свои потери бизнес вынужден покрывать за счет повышения цен на товары и услуги.
    

Что делать налогоплательщику?

1. Помнить о своих правах.

Налоговый кодекс не предусматривает ответственности и не явка на беседу или комиссию (если вас не вызывают в качестве свидетеля, эксперта или переводчика) ничем не грозит. Если же вы решили пойти, то вправе воспользоваться услугами адвоката или вести аудиозапись такой встречи.

Налоговые органы могут действовать только в рамках своих законных полномочий, поэтому не стоит поддаваться на уговоры, шантаж и угрозы чиновников. Заплатите хоть один раз за фирму-однодневку и приготовьтесь к постоянным визитам со стороны проверяющих, но все с большими требованиями.

2. Запросить разъяснения.

Это для тех случаев, когда инспектор указал вам на «разрывы» (неуплаты) НДС, которые ваш контрагент (или субконтрагент) допустил в цепочке сделок. Тут вы вправе знать, было ли такое на самом деле, был ли «разрыв» незаконным и как на него отреагировал налоговый орган по месту учета.

Для этого вами готовится запрос в налоговую инспекцию по месту налогового учета контрагента с указанием информации о выявленном «разрыве» и рядом вопросов:

*Есть ли у инспекции налоговые претензии к контрагенту по итогам камеральной (невыездной) налоговой проверки его деклараций по НДС?
*Уплатил ли контрагент НДС по сделке?
*Выявлен ли факт налогового правонарушения (ст. 122 НК РФ) и наличия у контрагента налоговой недоимки за проверенный период?
*Имеет ли контрагент признаки фирмы-однодневки?
*Что инспекция сделала, чтобы взыскать с контрагента недоимку и исключить его из ЕГРЮЛ?
Указанная информация не относится к налоговой тайне, поэтому правовых оснований для отказа в ее предоставлении нет.

Сообщение о том, что контрагент (субконтрагент) не допустил налогового нарушения, либо уже наказан за его совершение, снимает с вас, как с налогоплательщика, все претензии. Отсутствие ответа или неконкретный ответ, могут стать поводом для обращения в ФНС и в правоохранительные органы с требованием проведения проверки инспекции и ее должностных лиц на предмет:

*некорректного и невнимательного отношения к налогоплательщику (нарушение п. 3 ст. 33 НК РФ);
*халатности или неисполнения должностных обязанностей (ст. 293 УК РФ);
*злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ);
*«крышевания» подопечных»: получение взятки или соучастие в неуплате налогов юридического лица — контрагента (ст. 290 и 199 УК РФ).

Помните, что солидарная налоговая ответственность нормативно не закреплена в налоговом праве и противоречит принципу законности. Налогоплательщик обязан отвечать только за свои правонарушения и только перед государством, а не перед своим контрагентом.

 

  1. Обратиться в компанию Бизнес Ангел для проведения аудита налоговых рисков.

Это позволит увидеть проблемы, которые могут проявить себя при приходе проверяющих, защитить бизнес от крупных финансовых потерь, уберечь вас от уголовной ответственности.

Записаться к нам на консультацию и более подробно познакомиться с нашими услугами вы можете на сайте http://bisangel.ru/

 

 Положительная практика

 ФНС не должна оценивать экономическую выгоду сделки налогоплательщика

Основа применения налоговых вычетов по НДС - действительное (реальное) совершение налогоплательщиком тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты. Экономическая выгода от этих операций в этом случае значения не имеет, ведь необоснованная налоговая выгода плательщика возникает только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Об этом напомнили суды.

Суть спора

Организация сперва напрямую арендовала автосалон у собственника, но затем заключила договор об субаренде этого же самого помещения, а также других помещений с другой компанией. При проведении проверки налогоплательщика орган ФНС пришел к выводу, что организация могла заключить аренду напрямую с собственником. Поскольку в арендные отношения была включена третья компания, для налогоплательщика произошло необоснованное увеличение арендной платы. Следовательно, это повлияло на размер НДС, заявленного к вычету по этим операциям, а также налога на прибыль (ведь затраты стали больше). Проверяющие доначислили организации-арендатору эти налоги, а также оштрафовали налогоплательщика. Организация с выводами налоговиков не согласилась и обратилась в суд. Спор прошел все инстанции, включая Верховный суд, который вернул его на новое рассмотрение в суд первой инстанции с формулировкой:

Нижестоящие суды не установили каких-либо обстоятельств, свидетельствующих об имитации субарендных отношений или о наличии согласованных действий между собственником, арендатором и субарендатором, а также не оценили доводы истца. Представители ФНС России не смогли пояснить, каким образом наличие субарендных отношений могло привести к негативным последствиям для бюджета при исполнении всеми лицами налоговых обязательств.

Дело зашло на новый виток, так как суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в полном объеме, а налоговики это оспорили.

Решение суда

Во время нового рассмотрения дела № А40-230712/2015 арбитражные суды разрешили спор в пользу налогоплательщика. Судьи напомнили, что главным условием признания понесенных организацией расходов при исчислении налога на прибыль и применения налоговых вычетов по НДС является действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика. Налоговая выгода в виде учета произведенных затрат в составе расходов при исчислении налога на прибыль и применения вычетов по НДС не может быть признана обоснованной в том случае, если органом ФНС будет доказано, что приобретение товаров (работ, услуг) в действительности не имело места, а представленные налогоплательщиком документы являются недостоверными, о чем налогоплательщик не мог не знать (пункты 2 и 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 53).

В спорной ситуации орган ФНС не оспаривает, что налогоплательщик использовал арендуемые объекты недвижимости для обычной предпринимательской деятельности, в частности, для размещения автосалона. Обстоятельств, свидетельствующих об имитации субарендных отношений, судом не установлено. При этом налоговики указывают, что субарендные отношения привели к увеличению стоимости арендной платы, но не поясняют, каким образом эти отношения привели к получению их участниками необоснованной налоговой выгоды. Ведь в рамках обычной предпринимательской деятельности по субарендным отношениям стоимость субарендной платы всегда превышает стоимость арендной платы. Арбитражные суды пришли к выводу, что это само по себе не может рассматриваться как обстоятельство, влекущее негативные последствия для участников хозяйственных отношений. Поэтому анализ экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений в этой ситуации оказался излишним.