ивановский бизнесъ журнал март 2018



текст с е р г е й   Д р а н ы г и н


15 заблуждений руководителей компаний о налогах


профессионализм налоговых органов постоянно растет. между тем, многие предприниматели по-прежнему ориентируются на старые представления о том, как оптимизировать расходы. мы расспросили директора компании бизнес ангел, налогового консультанта Наталью зарва о наиболее распространенных и опасных заблуждениях налогоплательщиков.


 

– Наталья, давайте для начала представим компанию Бизнес ангел. Чем вы занимаетесь?

– У нас три основных направления работы – это инвестирование стартапов, обучение, консультации по налогообложению и легализации бизнеса. Налоги – наиболее серьезный вопрос. ФНС постоянно совершенствует свою работу, применяет новейшие технологии BIG DATA, агрегирует и использует информацию, получаемую от других ведомств. А предприниматели все еще исходят из старых представлений о том, как экономить на налогах. И эти заблуждения дорого им обходятся.

– Давайте поговорим об этом поподробнее. к примеру, бытует мнение, что лучшая налоговая оптимизация – это фирмы-однодневки.

– Судя по количеству однодневок, спрос на их услуги по-прежнему на высоте. Связаться с такой фирмой можно, даже не подозревая об этом, через цепочку контрагентов. И узнаете вы об этом уже после налоговой проверки, когда из-за «слабого звена» в цепочке вам откажут в вычетах по НДС и снимут расходы по налогу на прибыль.

Сейчас выявление «плохих» контрагентов – в прямом смысле дело техники. Весь массив данных анализируется автоматически. Компании, при проверке деклараций которых будет установлена связь с фирмами-однодневками, вносятся в черный список и попадают под особый контроль ФНС.

– Говорят, что если придерживаться «безопасного уровня» налоговых вычетов и других критериев риска налогового нарушения, проверять компанию не будут…

– На сайте ФНС размещены 12 критериев самостоятельной оценки рисков попадания в план выездных налоговых проверок. Среди них – недостаточная налоговая нагрузка, низкая рентабельность, убыточность. Многие компании настолько рьяно стараются не выходить за установленные показатели, что даже «рисуют» дополнительную реализацию или не предъявляют законные вычеты. Между тем практика показывает, что от проверок это не страхует. Незачем терять деньги, которые можно было бы компенсировать.

– Есть мнение, что если менять юрлицо каждые три года, выездная налоговая проверка не грозит.

– Пожалуй, это одно из самых распространенных заблуждений. Такого правила сейчас нет, придти могут в любой момент.

Многие считают так: если назначат проверку, переведу фирму в другой регион.

– Миграция налогоплательщика (в том числе ИП) в другой регион не исключает возможность проверки уже по новому адресу. Если решение о проверке было вынесено до смены адреса в ЕГРЮЛ/ ЕГРИП, ее будет проводить «бывшая» инспекция. Если после – все документы и сведения о предполагаемых нарушениях будут переданы «новой» налоговой, которая должна будет включить компанию в свой план выездных проверок.

– А если бросить компанию и перевести все на новую?

– Соблазн понятен: доначисления по итогам выездных проверок могут составлять если не миллионы, то сотни тысяч рублей.

Но налоговые органы могут взыскать недоимку не только с самого должника, но и с его материнских/дочерних структур, а также с любых иных косвенно контролируемых или сопричастных организаций.

В ряде случаев, когда остаются те же поставщики и клиенты, те же условия работы с контрагентами, тот же адрес и сотрудники, сайт, товарный знак и т.д., связь между компаниями очевидна.

– Но если «слить» фирму, сольются и ее проблемы.

– Законным путем компанию с сомнительным налоговым прошлым, с долгами перед бюджетом, ликвидировать не получится. Что обычно предлагают сомнительные «быстроликвидаторы»? Простой вариант: «переписать» фирму на других лиц, и перевести ее подальше – туда, где «искать не будут». Но в любом случае за период, пока компания была вашей, по закону отвечаете вы.

   Более сложный вариант: провести реорганизацию (присоединить фирму к другому юрлицу). Но и это не выход. Вероятность проверки правопреемника остается. А это означает и проверку компании-предшественника. И отвечать за ее деятельность будет тот, кто управлял или владел ею до реорганизации.

– Нередко предприниматели говорят: активов нет, брать с нас нечего.

   – Последняя практика показывает, что налоговые органы все чаще привлекают руководителей/учредителей к субсидиарной ответственности. Если имущества юр- лица недостаточно для погашения долгов, они могут быть взысканы из личного имущества руководителя/учредителя.

– Слышал такое мнение: если доначислят налоги, «уведу» активы и распродам имущество.

  – Такая практика широко распространена. Результатом может стать обвинительный приговор и взыскание всей налоговой недоимки с директора.

– Многие уверены: если не иметь формального отношения к бизнесу, по его долгам отвечать не придется.

– Одно но: возможность привлечения по долгам фирмы зависит от фактической возможности влиять на действия компании. Конечно, доказать влияние реального собственника на принятие ключевых управленческих решений непросто. Но налоговики решают даже задачи такого уровня. Соответствующая судебная практика есть.

– А если подать на банкротство и списать долги?

– С 2015 года при инициировании банкротства должник больше не может выбирать арбитражного управляющего. Раньше подконтрольный арбитражник мог затягивать процесс по делу, не предпринимать активных действий, «случайно» опоздать подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, что позволяло должнику увести активы и спрятать концы. Теперь на выбор управляющего влияют кредиторы. Кроме того, любой кредитор может самостоятельно (минуя арбитражного управляющего) оспаривать сделки должника по выводу имущества.

– Еще вариант: переписать все на жену, а себя признать банкротом.

– Банкротом признают только того, кто сможет доказать свою финансовую несостоятельность. При этом гражданин обязан предоставить сведения обо всех сделках по отчуждению имущества за последние три года (брачные договоры, дарение и продажа долей в бизнесе, заемные обязательства, например, беспроцентный заем своей компании и т.д.)

Все это может быть оспорено кредиторами, если будет доказан намеренный вы- вод активов. К тому же за фиктивное банкротство грозит 6 лет лишения свободы.

– Считается, что всегда можно договориться.

– Начнем с того, что взяточничество уголовно наказуемо. К тому же перетасовка кадров, перевод крупнейших налогоплательщиков на учет в Москву, усиление контроля за работой инспекций вплоть до видеонаблюдения в кабинетах и т.д. снижают желание «решать вопросы».

– Есть и такое мнение: за неуплату налогов сажают только Ходорковских и Лебедевых. нам до них далеко.

– Чтобы стать звездой оперативных сводок, многого не надо. Директор компании попадает под ст. 199 УК РФ, если налоговые долги фирмы за три года подряд превысят 2 млн. рублей, что составит 10% и более от общей суммы начисленных налогов. Либо компания не уплатит в бюджет более 6 млн. рублей. Особо крупным размером признают налоговый долг свыше 10 млн. рублей за три года (и 20% от суммы) или 30 млн. рублей. С учетом уровня цен и оборотов большинства компаний цифры весьма скромные.

Кроме того, сам механизм возбуждения уголовного дела за неуплату налогов намного упростился. Его могут возбудить даже по наводке ваших «доброжелателей» (конкурентов, обиженных партнеров, недовольных сотрудников). В рамках уголовного дела за неуплату налогов контролирующее лицо можно не только наказать штрафом или лишением свободы, но и взыскать с него налоговые долги фирмы  в виде ущерба. И что самое интересное, налоговые долги компании по-прежнему останутся.

Таким образом, к вопросам налоговой безопасности уже пора подойти со всей серьезностью. В этом, собственно, мы и можем помочь.

– А почему эти вопросы не может решить штатный бухгалтер фирмы?

– Действительно, многие полагаются в вопросах налоговой безопасности на своих бухгалтеров. Но это в корне неправильно. Бухгалтер должен действовать в рамках стратегии, выработанной специ- алистами. Сокращение налоговой нагрузки, налоговая безопасность – это не его компетенция.

– Может быть, есть еще какое-то заблуждение, о котором мы не упомянули?

– Скорее, можно говорить не о заблуждении, а о неосведомленности. Предприниматели часто не знают о программах поддержки, которыми можно пользоваться. Их довольно много и они дают интересные возможности. Также люди часто не в курсе налоговых льгот, а их бухгалтеры порой еще и утаивают эту информацию, чтобы не делать лишней работы. Так что приглашаю тех, кто заинтересован в сокращении налоговой нагрузки, к нам, в компанию Бизнес Ангел.